Как лечили сифилис в начале 20 века


Обыватель любит ругать врачей и ученых. Мол, врачи больше калечат, чем лечат, а чем занимаются ученые, вообще непонятно. Но очень может быть, что, если бы не наука и медицина, этот обыватель сейчас не ворчал бы, а аккуратно лежал в гробу. Человечество всегда имело дело с инфекциями и никогда не умело их толком лечить. Вирусы и бактерии до XIX века включительно были основными агентами смерти. В позапрошлом веке появились прививки и иммунология. В прошлом веке Флеминг открыл пенициллин. И проблема перешла из мистической области сначала в научную, а затем и в организационную. Сейчас большая часть смертельно опасных инфекционных болезней излечима либо предотвратима. Умирают от них теперь по собственной глупости, а также по глупости медицинских властей

Болезнь вызывается вирусом натуральной оспы, передается от человека к человеку воздушно-капельным путем. Больные покрываются сыпью, переходящей в язвы как на коже, так и на слизистых внутренних органов. Смертность, в зависимости от штамма вируса, составляет от 10 до 40 (иногда даже 70) процентов.

В чем победа. Оспа — единственная инфекционная болезнь, полностью истребленная человечеством. История борьбы с ней не имеет аналогов.

Точно неизвестно, как и когда этот вирус начал терзать людей, но за несколько тысячелетий его существования поручиться можно. Первое время оспа накатывала эпидемиями, но уже в Средние века прописалась среди людей на постоянной основе. Только в Европе от нее умирало по полтора миллиона человек в год.

Бороться пробовали. Сметливые индусы еще в VIII веке поняли, что оспой болеют лишь один раз в жизни, а затем у человека вырабатывается невосприимчивость к болезни. Придумали вариоляцию — заражали здоровых от больных легкой формой: втирали гной из пузырьков в кожу, в нос. В Европу вариоляцию привезли в XVIII веке.

Но, во-первых, эта прививка была опасной: от нее умирал каждый пятидесятый пациент. Во-вторых, заражая людей настоящим вирусом, врачи сами поддерживали очаги болезни. В общем, штука настолько спорная, что некоторые страны, например Франция, официально ее запретили.

14 мая 1796 года английский врач Эдуард Дженнер втер в два надреза на коже восьмилетнего мальчика Джеймса Фипса содержимое пузырьков с руки крестьянки Сары Нельме. Сара была больна коровьей оспой — неопасной болезнью, передающейся от коров людям. 1 июля врач привил мальчику натуральную оспу, и оспа не привилась. С этого времени и началась история уничтожения оспы на планете.

Прививки коровьей оспы стали практиковаться во многих странах, а термин «вакцина» ввел Луи Пастер — от латинского vacca, «корова». Природа подарила людям прививку: вирус осповакцины провоцирует иммунный ответ организма так же, как и вирус натуральной оспы.

Окончательный план уничтожения оспы в мире разработали советские медики, а приняли его на ассамблее Всемирной организации здравоохранения в 1967 году. Это то, что СССР может занести себе в безусловный актив наряду с полетом Гагарина и победой над фашистской Германией.

К тому времени очаги оспы оставались в Африке, Азии и нескольких странах Латинской Америки. Первый этап был самый дорогой, но и самый простой — провакцинировать как можно больше людей. Темпы поражали. В 1974 году в Индии было 188 тысяч больных, а уже в 1975-м — ни одного, последний случай зарегистрирован 24 мая.

Второй и заключительный этап борьбы — это поиск иголки в стоге сена. Нужно было обнаружить и подавить единичные очаги болезни и удостовериться, что оспой не болеет ни один человек из миллиардов, живущих на Земле.

Ловили больных всем миром. В Индонезии платили 5000 рупий каждому, кто приведет больного к врачам. В Индии за это давали тысячу рупий, что в несколько раз больше месячного заработка крестьянина. В Африке американцы провели операцию «Крокодил»: сто мобильных бригад на вертолетах носились по глухим местам, как скорая помощь. В 1976 году за семьей кочевников из 11 человек, зараженных оспой, охотились сотни медиков на вертолетах и самолетах — их разыскали где-то на границе Кении и Эфиопии.

22 октября 1977 года в городе Марка в южной части Сомали к врачу обратился молодой человек, жаловавшийся на головную боль и температуру. Сначала ему поставили диагноз «малярия», а через несколько дней — «ветряная оспа». Однако сотрудники ВОЗ, осмотрев больного, определили, что у него натуральная оспа. Это был последний случай заражения оспой из природного очага на планете.

8 мая 1980 года на 33-й сессии ВОЗ было официально объявлено, что оспа на планете ликвидирована.

Сегодня вирусы содержатся только в двух лабораториях: в России и США, вопрос об их уничтожении отложен до 2014 года.

Болезнь вызывается бактерией чумной палочки Yersinia pestis. У чумы две основных формы: бубонная и легочная. При первой поражаются лимфатические узлы, при второй — легкие. Без лечения через несколько дней начинается лихорадка, сепсис, в большинстве случаев наступает смерть.

В чем победа. «Первый случай отмечен 26 июля 2009 года. Больной обратился к врачам в тяжелом состоянии и умер 29 июля. 11 человек, имевших контакт с больным, госпитализированы с признаками лихорадки, двое из них скончались, остальные чувствуют себя удовлетворительно» — примерно так, как это сообщение из Китая, выглядит сейчас информация о вспышках чумы.

Сообщение из какого-нибудь европейского города в 1348 году выглядело бы так: «В Авиньоне мор поразил всех, десятки тысяч, из них никто не выжил. Трупы с улиц убирать не-кому». Всего в мире во время той пандемии погибли от 40 до 60 миллионов человек.

Планета пережила три пандемии чумы: «юстинианову» 551–580 годов, «черную смерть» 1346–1353 годов и пандемию конца XIX — начала XX века. Периодически вспыхивали и локальные эпидемии. С болезнью боролись карантином и — в позднюю добактериальную эпоху — дезинфекцией жилищ карболкой.

Первую вакцину в конце XIX века создал Владимир Хавкин — человек фантастической биографии, одесский еврей, ученик Мечникова, бывший народоволец, трижды попадавший в тюрьму и отчисленный из-за политики из Одесского университета. В 1889 году следом за Мечниковым он эмигрировал в Париж, где устроился сначала библиотекарем, а потом ассистентом в Институт Пастера.

Вакцина Хавкина использовалась десятками миллионов доз по всему миру вплоть до 40-х годов XX века. В отличие от вакцины против оспы, она не способна истребить болезнь, да и показатели были значительно хуже: она снижала заболеваемость в 2–5 раз, а смертность в 10, но ее все равно использовали, поскольку ничего другого не было.

Настоящее лечение появилось только после Второй мировой войны, когда советские медики применили свежеизобретенный стрептомицин при ликвидации чумы в Маньчжурии в 1945–1947 годах.

Собственно, сейчас против чумы применяют все тот же стрептомицин, а население в очагах иммунизируют живой вакциной, разработанной в 30-е годы.

Сегодня ежегодно регистрируется до 2,5 тыс. случаев чумы. Смертность — 5–10%. Уже несколько десятков лет нет ни эпидемий, ни крупных вспышек. Сложно сказать, насколько серьезную роль в этом играет собственно лечение, а насколько — системное выявление больных и их изоляция. Ведь чума и раньше покидала людей на десятки лет.

Болезнь немытых рук. Холерный вибрион Vibrio cholerae попадает в организм с зараженной водой или через контакт с выделениями больных. Болезнь часто не развивается вообще, но в 20% случаев зараженные люди страдают поносом, рвотой, обезвоживанием.

В чем победа. Болезнь была страшной. Во время третьей пандемии холеры в России в 1848 году, по официальной статистике, отмечено 1 772 439 случаев, из которых 690 150 смертельных. Вспыхивали холерные бунты, когда испуганные люди сжигали больницы, считая врачей отравителями.

Вот что писал Николай Лесков: «Когда летом 1892 года, в самом конце девятнадцатого века, появилась в нашей стране холера, немедленно же появилось и разномыслие, что надо делать. Врачи говорили, что надо убить запятую, а народ думал, что надо убить врачей. Следует добавить, что народ не только так “думал”, но он пробовал и приводить это в действие. Несколько врачей, старавшихся убить запятую для лучшей пользы делу, были сами убиты». Запятая — это холерный вибрион, открытый Робертом Кохом в 1883 году.

До появления антибиотиков серьезного лечения холеры не существовало, но все тот же Владимир Хавкин в 1892 году создал в Париже очень приличную вакцину из прогретых бактерий.

Испытал он ее на себе и троих друзьях, народовольцах-эмигрантах. Хавкин решил, что хоть из России он и бежал, но вакциной помочь должен. Лишь бы пустили обратно. Письмо с предложением наладить бесплатно прививку подписал сам Пастер, и Хавкин отослал его куратору российской науки принцу Александру Ольденбургскому.

В Россию Хавкина, как водится, не пустили, в результате он поехал в Индию и в 1895 году выпустил отчет о 42 тысячах привитых и снижении смертности на 72%. Теперь в Бомбее есть Институт Хавкина (Haffkine Institute), в чем всякий может убедиться, посмотрев соответствующий сайт. А вакцина, правда уже нового поколения, до сих пор предлагается ВОЗ как основное средство против холеры в ее очагах.

Сегодня ежегодно регистрируется несколько сотен тысяч случаев холеры в эндемических очагах. В 2010 году больше всего заболевших было в Африке и на Гаити. Смертность — 1,2%, сильно ниже, чем век назад, и это заслуга антибиотиков. Тем не менее главное — профилактика и гигиена.

Болезнь поражения слизистой желудка и двенадцатиперстной кишки под действием кислоты. Страдает до 15% людей на планете.

В чем победа. Язва всегда считалась хроническим заболеванием: обострится — подлечим, ждем следующего обострения. И лечили ее, соответственно, уменьшая кислотность в желудке.

До тех пор пока два австралийца в начале 80-х годов прошлого века не перевернули медицину так, что до сих пор на семинарах оппоненты рвут друг друга в клочья. (Кстати, это обычное явление в медицине: никогда внедрение нового лечения не проходило без жесткой полемики. Лет через пятьдесят после начала широкого применения осповакцины, например, еще публиковали карикатуры — людей с рогами, выросшими после прививок коровьей оспы.)

Робин Уоррен работал патологоанатомом в Королевской больнице города Перта. Много лет он досаждал медикам заявлениями, что в желудках язвенных больных он находит колонии бактерий. Медики его игнорировали, отвечая, что в кислоте никакие бактерии размножаться не могут. Может, он бы и сдался, если бы не настырный молодой интерн Барри Маршалл, который пришел к Уоррену с предложением культивировать бактерии и потом доказать их связь с язвой.

Эксперимент с самого начала не задался: микробы в пробирках не росли. Случайно их оставили надолго без присмотра — шли пасхальные каникулы. А когда исследователи вернулись в лабораторию, то обнаружили выросшие колонии. Маршалл поставил эксперимент: развел бактерии в мясном бульоне, выпил его и слег с гастритом. Вылечился он препаратом висмута и антибиотиком метронидазолом, полностью уничтожив бактерии в организме. Назвали бактерию Helicobacter pylori.

Оказалось также, что хеликобактером заражены от половины до трех четвертей всего человечества, но не у всех он вызывает язву.

Маршалл оказался на редкость пробивным человеком, ему удалось сломить сопротивление медицинского сообщества, которое привыкло, что пациент с язвой — пациент пожизненный. В 2005 году австралийцы получили за свое открытие Нобелевскую премию.

Сегодня основной схемой лечения язвы является уничтожение Helicobacter pylori антибиотиками. Однако, оказалось, что язва может вызываться и другими причинами, например некоторыми лекарствами. О том, какой процент всех случаев связан с бактериями, спорят до сих пор.

Болезнь чаще всего гнездится в легких, иногда в костях и других органах. Кашель, потеря веса, интоксикация организма, ночной пот.

В чем победа. Победа над туберкулезом довольно условна. С тех пор как Роберт Кох в 1882 году открыл возбудителя — микобактерию Mycobacterium tuberculosis, — прошло 130 лет. Первую вакцину создали в Институте Пастера в 1921 году и используют до сих пор. Это та самая БЦЖ, которой прививают новорожденных. Степень ее защиты оставляет желать лучшего и необъяснимо варьируется от страны к стране, от клиники к клинике вплоть до полной бесполезности.

Настоящий прорыв произошел в 1943 году, когда Зельман Ваксман открыл стрептомицин — первый антибиотик, эффективный против туберкулеза. Ваксман — еще один украинский еврей-эмигрант, уехавший в 1910 году в США. Кстати, термин «антибиотик» ввел именно он. Стрептомицин применяли с 1946 года с неизменным успехом, за что Ваксману дали Нобелевскую премию. Но уже через несколько лет появились формы туберкулеза, устойчивые к лекарству, а сейчас этим антибиотиком вообще нельзя вылечить.

В 60-е годы появился рифампицин, которым с успехом лечат до сих пор. В среднем по миру 87% больных, которым такой диагноз ставился впервые, излечиваются от туберкулеза. Это, конечно, сильно отличается от начала прошлого и всего позапрошлого века, когда доктора писали: «Легочная чахотка (туберкулез) — самая распространенная и наиболее часто встречающаяся болезнь». В XIX веке каждый седьмой житель Европы умирал от чахотки, а по менее развитым странам статистики просто не существует.

Туберкулез сейчас в принципе излечим. Известны схемы и антимикробные препараты, если не помогает терапия первого ряда, назначают резервную… Но! Смотрим статистику ВОЗ за 2012 год: 8,6 млн выявленных больных, 1,43 млн умерли. И так из года в год.

В России все еще хуже: в 90-е годы начался неконтролируемый рост заболеваемости, который достиг пика в 2005-м. У нас заболеваемость и смертность в несколько раз выше, чем в любой развитой стране. Ежегодно от туберкулеза в России умирают около 20 тыс. человек. И еще — мы третьи в мире по так называемой множественной лекарственной устойчивости. Такие типы бактерий, которые не лечатся препаратами первого ряда, в среднем по миру составляют 3,6%. У нас — 23%. А 9% из них не лечатся и препаратами второго ряда. Вот и умирают.

Виновата система здравоохранения СССР: больных лечили нестандартными схемами, с запасом — надолго клали в больницу. А с микробами так нельзя: они модифицируются и становятся невосприимчивы к лекарствам. В больнице же такие формы с удовольствием переходят на соседей по палате. В результате все страны бывшего СССР — главный поставщик миру устойчивых форм туберкулеза.

Сегодня ВОЗ приняла программу борьбы с туберкулезом. За неполные 20 лет врачи снизили смертность на 45%. Россия в последние годы тоже пришла в себя, прекратила самодеятельность и приняла стандартные протоколы лечения. В мире сейчас испытывают 10 вакцин против туберкулеза и 10 новых препаратов. Тем не менее туберкулез — это болезнь номер два после ВИЧ.

Болезнь известна у нас как проказа — от «искажать, обезображивать». Вызывается микобактерией Mycobacterium leprae, родственной туберкулезной. Поражает кожу, нервную систему, уродует человека. Приводит к смерти.

В чем победа. Даже сейчас при мысли о случайном заражении проказой у любого из нас впрыскивается изрядная доза адреналина в кровь. И так было всегда — почему-то именно эта болезнь внушала людям ужас. Наверное, своей медлительностью и неотвратимостью. Лепра развивается от трех до сорока лет. Шаги Командора в исполнении микробов.

Обходились с прокаженными соответственно: с раннего Средневековья упаковывали в лепрозории, которых в Европе были десятки тысяч, производили символическое погребение со словами: «Ты не живой, ты мертвый для всех нас», заставляли извещать о себе колокольчиком и трещоткой, убивали во времена Крестовых походов, кастрировали и т. д.

Бактерию открыл норвежский врач Герхард Хансен в 1873 году. Ее долго не могли культивировать вне человека, а это было нужно, чтобы найти лечение. В конце концов американец Шеппард стал размножать бактерии в подошвах лапок лабораторных мышей. Дальше методику усовершенствовали, а затем нашли еще один вид, кроме человека, который поражает лепра: девятипоясного броненосца.

Закончилось шествие проказы тем же, чем и у многих инфекций: антибиотиками. В 40-е годы XX века появился дапсон, а в 60-е — рифампицин и клофазимин. Эти три препарата и сейчас входят в курс лечения. Бактерия оказалась на редкость покладистой, не выработав механизмов сопротивления: не зря эту смерть в Средние века называли ленивой.

Главный антибиотик — рифампицин, его открыли итальянцы Пьеро Сенси и Мария Тереза Тимбал в 1957 году. Они были в восторге от французского гангстерского фильма Rififi, именем которого и назвали лекарство. Выпустили его на смерть бактериям в 1967 году.

А в 1981-м ВОЗ приняла протокол лечения лепры: дапсон, рифампицин, клофазимин. Полгода либо год в зависимости от поражения. Амбулаторно.

Сегодня, по статистике ВОЗ, лепрой болеют в основном в Индии, Бразилии, Индонезии, Танзании. В прошлом году было поражено 182 тыс. человек. Ежегодно это число уменьшается. Для сравнения: еще в 1985-м проказой болели больше пяти миллионов.

Болезнь вызывается вирусом Rabies virus после укуса больного животного. Поражаются нервные клетки, через 20–90 дней появляются симптомы: начинается водобоязнь, галлюцинации, паралич. Заканчивается смертью.

В чем победа. «Первые пациенты, им спасенные, были так жестоко искусаны бешеной собакой, что, производя над ними опыт, Пастер, казалось, мог бы успокоить себя мыслью, что делает эксперимент над людьми, фактически обреченными на смерть. Но только близкие к нему люди знали, какой ценой было куплено это торжество. Какие подъемы надежды, сменявшиеся приступами мрачного уныния, какие томительные дни и мучительные, бессонные ночи перенес этот уже немолодой, истощенный трудами и болезнями человек между 6 июля, когда профессор Гранше, вооружившись правацевским шприцем, в первый раз привил живому человеческому существу яд бешенства, на этот раз превращенный в противоядие, и 26 октября, когда Пастер, выждав все сроки возможной инкубации, в своей обычной скромной форме сообщил Академии, что излечение от бешенства — уже совершившийся факт» — это описание Тимирязевым первой лечебной прививки от бешенства, сделанной Луи Пастером 6 июля 1885 года девятилетнему Йозефу Майстеру.

Способ излечения от бешенства как раз интересен тем, что это было впервые. В отличие от Эдуарда Дженнера, Пастер хорошо понимал, что есть какой-то инфекционный агент, но обнаружить его не мог: в то время вирусы еще не были известны. Но процедуру он выполнил идеально — обнаружил локализацию вируса в мозге, сумел культивировать его в кроликах, выяснил, что вирус ослаблен. А главное, выяснил, что слабая форма болезни развивается гораздо быстрее классического бешенства. Значит, и организм иммунизируется быстрее.

С тех пор после укусов так и лечат — побыстрее иммунизируют.

В России первая прививочная станция открылась, конечно же, в Одессе, в лаборатории Гамалеи в 1886 году.

Сегодня лечение от бешенства мало отличается от схемы, разработанной Пастером.

Болезнь вызывает маленький вирус Poliovirus hominis, открытый в 1909 году в Австрии. Он инфицирует кишечник, а в редких случаях — один на 500–1000 — проникает в кровь и оттуда в спинной мозг. Такое развитие вызывает паралич и часто смерть. Болеют чаще всего дети.

В чем победа. Полиомиелит — парадоксальная болезнь. Она настигла развитые страны по причине хорошей гигиены. Вообще, о серьезных эпидемиях полиомиелита не слышали до XX века. Причина в том, что в слаборазвитых странах дети из-за антисанитарии в грудном возрасте получают инфекцию, но в то же самое время получают и антитела к ней с молоком матери. Выходит естественная прививка. А если гигиена хорошая, то инфекция настигает человека постарше, уже без «молочной» защиты.

По США, к примеру, прокатилось несколько эпидемий: в 1916 году заболели 27 тыс. человек, детей и взрослых. Только в Нью-Йорке смертельных случаев насчитали больше двух тысяч. А во время эпидемии 1921 года заболел будущий президент Рузвельт, оставшийся после этого на всю жизнь калекой.

Болезнь Рузвельта положила начало борьбе с полиомиелитом. Он вкладывал свои средства в исследования и клиники, а в 30-е годы народная любовь к нему организовалась в так называемый марш десятицентовиков: сотни тысяч людей присылали ему конверты с монетами и так собрали миллионы долларов на вирусологию.

Первую вакцину создал в 1950 году Джонас Солк. Она была очень дорогой, потому что в качестве сырья использовались почки обезьян — на миллион доз вакцины требовалось 1500 обезьян. Тем не менее к 1956 году ею привили 60 миллионов детей, уморив 200 тысяч обезьян.

Примерно в это же время ученый Альберт Сабин изготовил живую вакцину, не требовавшую убийства животных в таких количествах. В США очень долго не решались ее использовать: все-таки живой вирус. Тогда Сабин передал штаммы в СССР, где специалисты Смородинцев и Чумаков быстро наладили испытания и выпуск вакцины. Проверяли на себе, своих детях, внуках и внуках друзей.

В 1959–1961 годах в Советском Союзе привили 90 миллионов детей и подростков. Полиомиелит в СССР исчез как явление, остались единичные случаи. С тех пор вакцины истребляют болезнь по всему миру.

Сегодня полиомиелит эндемичен для некоторых стран Африки и Азии. В 1988 году ВОЗ приняла программу борьбы с болезнью и к 2001 году сократила число случаев с 350 тысяч до полутора тысяч в год. Сейчас принята программа полного уничтожения болезни, как это сделали с оспой.

Болезнь вызывается бледной трепонемой Treponema pallidum — бактерией, передающейся главным образом половым путем. Сначала поражение локальное (твердый шанкр), потом — кожа, потом — любой орган. От начала заболевания до смерти больного могут пройти десятки лет.

В чем победа. «— Слушайте, дядя, — продолжал я вслух, — глотка — дело второстепенное. Глотке мы тоже поможем, но самое главное, нужно вашу общую болезнь лечить. И долго вам придется лечиться, два года.

Тут пациент вытаращил на меня глаза. И в них я прочел свой приговор:

— Что ж так долго? — спросил пациент. — Как это так, два года?! Мне бы какого-нибудь полоскания для глотки…» — это из «Записок юного врача» Михаила Булгакова.

Сифилис завезли в Европу, по всей вероятности, из Америки. «Французская болезнь» косила людей, одно время она даже стала главной причиной смертности. В начале XX века сифилисом болели целые уезды, а в русской армии был поражен каждый пятый.

Ртутные мази, успешно лечившие вторичный сифилис, ввел еще Парацельс, после чего их применяли 450 лет до середины прошлого века. Но болезнь распространялась главным образом из-за неграмотности населения. Да и лечение было долгим.

Сифилис лечили препаратами йода и мышьяка, пока не были открыты антибиотики. Причем первый же антибиотик, выделенный сэром Александром Флемингом в 1928 году, наповал убивал бледную трепонему. Она оказалась единственной бактерией, которой до сих пор не удалось выработать устойчивость к пенициллину, поэтому ее так и уничтожают. Впрочем, сейчас появилось несколько альтернативных антибиотиков. Курс — от шести дней.

Сегодня пошла очередная волна распространения сифилиса. В 2009 году в России было зафиксировано 52 случая на 100 тысяч населения. Как и во времена Булгакова, главная причина в том, что сифилис опять перестал быть страшным.

Болезнь возникает из-за вируса кори Measles virus — одного из самых заразных вирусов, передающихся воздушно-капельным путем. Болеют в основном дети: сыпь, кашель, температура, множество осложнений, часто смертельных.

В чем победа. Раньше корью болел чуть ли не каждый ребенок. Умирали при этом от 1 до 20% в зависимости от питания. Одно лишь добавление больным витаминов снижало смертность вдвое. Радикальное лечение так и не было найдено, да и сам возбудитель обнаружили очень поздно: в 1954 году. Выделил вирус американец Джон Эндерс с коллегами, и уже в 1960-м получил действующую вакцину. В это же время вакцину получили и советские микробиологи.

В развитых странах детей прививали поголовно, и корь лихо пошла на убыль — вирус, известный своей феноменальной заразностью, не пробивал иммунную блокировку.

Сегодня ВОЗ объявила глобальную программу борьбы с корью. К 2011 году смертность от нее удалось снизить до 158 тыс. в год против 548 тысяч в 2000-м. Однако это означает, что ежедневно на Земле от кори погибают 430 детей. Только потому, что не получают вакцину стоимостью 1 доллар.

P. S. Конечно, есть еще ВИЧ. Но он ведь совсем новый — описание болезни получено в 1981 году, а вирус выделен в 1983-м. На 2012 год в мире были инфицированы 35,2 млн человек, среди них новых случаев 2,7 миллиона, умерли 1,6 миллиона. За все время погибли около 30 млн человек, а заразились больше 60 миллионов. Это, конечно, не идет в сравнение с числом жертв оспы или чумы, но и времени с начала эпидемии прошло немного. Как показывает опыт, человек более свиреп в расправе с инфекциями, нежели инфекции — в расправе с человеком. Так что и с ВИЧ справимся. Ведь это всего лишь вирус.

По материалам expert.ru

Сифилис сопровождает человечество многие сотни лет. В медицине, литературе и истории он стал одной из самых «знаменитых» болезней, и даже повлиял на судьбы выдающихся людей. Как же возник сифилис в мире, какие эпидемии вызвал в прошлом, кто из знаменитостей пострадал от него в разное время — рассказываем необычные и интересные факты о сифилисе.

Содержание статьи:

Многие десятилетия в научном мире идут споры о том, откуда произошел сифилис. Есть три основные теории на эту тему — американская, африканская и европейская.

Американская теория предполагает, что в Европу сифилис привезли моряки с корабля Колумба, которые заразились в открытой ими Америке. Интересно, что в Америке действительно есть несколько заболеваний скота, которые вызывают похожие бактерии.

Считается, что сначала этими заболеваниями могло заразиться коренное население — через распространенное среди местных племен скотоложество. Затем в организме человека этот «предсифилис» приобрел свои классические черты, а уже заразившиеся от аборигенов моряки разнесли сифилис по европейским портовым городам.

Однако эта теория не может объяснить характерные сифилитические изменения в останках людей, живших задолго до эпохи Колумба. Не объясняет она и то, что описания сифилиса и методы лечения ртутью историки не раз находили в древних текстах — например, в древнегреческих, египетских и персидских документах.

По второй теории, родиной сифилиса является Африка, где до сих пор существует похожее заболевание — фрамбезия, или не-венерический сифилис. Фрамбезия, как и обычный сифилис, проникает в организм человека через мелкие травмы кожи или слизистой. В раннем периоде болезнь вызывает множественные высыпания на коже, а в позднем — образует узлы и гуммы, сходные с сифилитическими.

Не-венерический сифилис вызывается другим подвидом трепонемы — Treponema pertenue Castellani.

Возможно, параллельной ветвью развития фрамбезии и стал сифилис. Предполагается, что благодаря работорговле, процветавшей в древних государствах, болезнь могла быстро распространиться по территории Греции, Египта, Персии, Рима и других стран, а позже оттуда пришла в Европу.

Наконец, третья — европейская теория происхождения сифилиса — гласит, что эта инфекция вообще является ровесником человечества. Эту версию поддерживают специалисты, изучавшие останки людей, живших две и более тысячи лет до нашей эры, в бронзовом периоде. На этих останках ученые обнаружили разрушения костей, вызванные сифилитическими язвами, а также характерные для симптомов сифилиса изменения черепа и зубов. Такие останки были обнаружены и на территории Российской Федерации.

Поэтому не исключено, что сифилис сопровождает человечество практически с момента становления, и найти какой-то определенный источник болезни ученым не удастся.

Войны, голод и другие катаклизмы всегда служили «спусковым крючком» для эпидемий разных тяжелых инфекций. То же самое не раз происходило и с сифилисом. Перечислить все случаи эпидемий сифилиса за долгую историю человечества невозможно. Но давайте посмотрим, какие масштабные вспышки вызывал сифилис в средневековье на территории Европы и России.

В 16 веке появилась поэма про пастуха Сифила – первое литературное описание сифилиса

Одна из первых эпидемий сифилиса в Европе началась в 15-16 веках, когда французский король Карл VIII двинулся со своей армией на Неаполь. Сама эта война прошла относительно бескровно — французские войска не встретили особого сопротивления среди итальянцев, и Неаполь был взят. Но «наградой» за победу для армии Карла стал сифилис, которым французских солдат заразили в захваченных землях.

Двигаясь обратно домой, по пути мародерствуя и бесчинствуя, французские военные разносили сифилис по всей Европе, за что эта болезнь еще долгие годы называлась французской. В итоге сифилис стал острейшей проблемой не только среди простого населения Европы, но и среди знати. Его лечением тщетно занимались алхимики и лекари.

В начале 16 века была даже написана поэма про пастуха Сифила. Она стала первым научно-популярным описанием этой венерической болезни. В поэме рассказывалось о несчастном пастухе, которого боги наказали страшными язвами за неуважение к небесным силам и дурное поведение. Лечить пастуха предлагалось в ртутных озерах.

Реальные и полезные факты о лечении сифилиса можно узнать в статье «Лечение сифилиса: общие принципы».

Через пару сотен лет сифилис закончил шествие по Европе и добрался до России. Здесь его распространение пытались контролировать на высочайшем государственном уровне: женщин, занятых проституцией, приказано было принудительно обследовать и лечить, больных сифилисом — высылать из городов, чиновники принимали и другие противоэпидемические меры. Не допустить эпидемий сифилиса в России особенно старалась Екатерина Великая. Увы, нельзя сказать, что ее усилия дали положительный эффект.

В первой воловине 19 века великий врач Н.И. Пирогов отмечал, что профилактика сифилиса в России неэффективна, потому что на деле практически отсутствует. Несмотря на то, что во многих российских медуниверситетах открылись кафедры венерологии и сифилидологии и появились врачи по этой специальности, распространённость сифилиса продолжала расти.

К середине 19 века сифилис был уже довольно широко распространен среди военных. Заболеваемость им в армии составляла до 58 человек на 1000. А к концу 19 века среди всех госпитализированных гражданских лиц сифилис выявляли у каждого десятого пациента.

К началу 20 века среди военных от сифилиса страдал уже каждый пятый. Разумеется, болезнь продолжала распространяться и среди гражданского населения. Особенно страдали села, где сифилисом могли болеть целые семьи. Катастрофической ситуация стала после революции, когда из-за беспорядков и голода в 1920-1930 годах сифилис поражал уже целые села.

Здесь нельзя не отметить эпидемию сифилиса на западной Украине, в том числе в Галиции. Эту вспышку вызвали упадок производства и страшная безработица на указанных территориях. Сифилис на Украине поражал до 80% населения в отдельных областях, несмотря на усилия земских врачей. Эпидемия на Украине хорошо описана у М. Булгакова в цикле «Записки молодого врача».

Благодаря открытию антибиотиков, к началу второй мировой войны заболеваемость сифилисом несколько снизилась, дальнейшее снижение отмечалось и в военные годы.

Начало эры антибиотиков позволило победить эпидемию сифилиса в СССР. К 1980 годам показатель заболеваемости составлял всего 7 заболевших на 100 000 населения! Однако уже в 1990 годы настороженность врачей и знания о сифилисе среди населения снизились. В добавок к этому в распавшемся СССР разразилась эпидемия ВИЧ. Всё это спровоцировало новый рост заболеваемости сифилисом в России, который продолжается до сих пор.

За последние десять лет заболеваемость сифилисом в РФ возросла в более чем 30 раз, и к концу 20 века составляла уже до 300 случаев на 100 000 человек.

В 21 веке мы имеем дело с последствиями этой эпидемии. Ее отличительная особенность — обилие «стертых» (неясных), поздних и малосимптомных форм. К сожалению, болезнь часто обнаруживают уже на стадии поздних и практически неизлечимых нарушений. Подробнее об этом можно почитать в статьях «Нейросифилис» и «Все стадии сифилиса кратко».

До изобретения антибиотиков остановить течение болезни было трудно, и она уродовала и калечила жизни людей вне зависимости от их социального статуса. Давайте представим себе человека из 19 века, больного сифилисом уже в течение 15 лет. Как бы он выглядел?

Это был бы человек с небезызвестным «седловидным» или полностью разрушенным носом, глубокими язвами на лице, с деформированным языком, твердым и мягким небом. Из-за множественных поражений у такого человека могли возникать проблемы с речью, глотанием, дыханием. Из-за поражения нервной системы и внутренних органов и больного мог развиться нейросифилис со множественными неврологическими проявлениями, миокардит, аортит, поражение желудка, печени, костей и суставов.

Самыми эффективными лекарствами в отношении сифилиса считали такие токсичные вещества, ртуть и мышьяк. Пациенты вдыхали испарения ртути и дышали дымом, образующимся при горении мышьяка. Безусловно, бледная трепонема (бактерия, вызывающая сифилис) при таких условиях непременно погибала, как, собственно и человек. Эти ядовитые пары приводили к облысению, выпадению зубов, появлению на коже язв и полному безумию человека, так как его нервная система от такого лечения стремительно разрушалась.

В истории есть данные о множестве известных личностей, умерших от сифилиса в разные годы. В их числе папы римские, правители государств, известные ученые, философы и писатели.

К примеру, считается, что знаменитый российский царь Иван Грозный страдал от сифилиса. В пользу этой версии говорят приступы агрессии, которыми отличался правитель, а также следы ртути, найденные в его останках. В те времена ртуть была единственным сколько-нибудь эффективным лекарством от сифилиса. Приписывают эту болезнь и Христофору Колумбу — если вспомнить американскую теорию, то именно он и его команда привезли сифилис в Европу из Америки.

Многим до сих пор любопытно, кто из знаменитостей прошлого на самом деле болел сифилисом. И хотя почти ни о ком из них нельзя сказать этого с уверенностью, некоторые «улики» могут натолкнуть на эту мысль.

Болел ли сифилисом Владимир Ленин — вопрос, который до сих пор волнует врачей и историков. В последние годы жизни Ленин страдал от нарастающих психических нарушений. Помимо них, его мучили проблемы с ходьбой и паралич правой руки. Эти симптомы могут быть характерны для позднего сифилиса нервной системы.

Также известно, что врачи, которых вызывали к вождю, специализировались именно на сифилисе. По некоторым данным, в Кремль систематически поставляли препараты висмута, которые как раз применялись для лечения сифилиса.

Однако в отчете о вскрытии тела Владимира Ильича говорится, что характерных для сифилиса изменений у него найдено не было. Возможно, эти данные скрыли от общественности, чтобы сохранить светлый образ вождя среди простого народа. До сих пор неизвестно, сифилис ли послужил причиной смерти Ленина. И хотя выяснить это технически довольно просто (мозг вождя все еще хранится в бывшем Институте мозга), точка в этом вопросе до сих пор не поставлена.

Второй известной фигурой того времени, чье имя связывают с люэсом (устаревшее название сифилиса), является Адольф Гитлер. Доказательств, говорящих о том, что у Гитлера действительно были какие-либо симптомы сифилиса, у биографов нет, как и вообще любых данных из истории болезни германского лидера.

Вся информация о Гитлере тщательно скрывалась, а медосмотры он не проходил с ранней молодости. Нам остаются только слухи. Согласно им, Гитлер посвятил изрядную часть своего произведении «Mein Kampf» (Моя Борьба) именно сифилису и борьбе с евреями, как его разносчиками, потому что сам в юности подхватил сифилис от некой еврейки. Но документального подтверждения этим домыслам не найдено.

Известно, что талантливый поэт Владимир Маяковский умер от выстрела, и возможно, это было самоубийство. Некоторые биографы идут еще дальше и предполагают, что причиной, толкнувшей великого поэта к такому шагу, мог быть сифилис.

Маяковский вел довольно свободную жизнь, отличался большим количеством связей, да и вообще нравы творческой интеллигенции в те времена нельзя назвать строгими. Интересно, что в стихах Маяковского также упоминается сифилис, но страдал ли от него сам поэт, или в его творчестве просто отразилась актуальная проблема того времени, мы не знаем.

Возможно, ученым так и не удастся точно установить, как давно сифилис сопровождает человечество. Но как бы там ни было, эта болезнь уже очень давно доказала, насколько она серьезна и опасна.

К сожалению, сегодня многие думают, что сифилис – такой же пережиток прошлого, как чума или холера, и что случаи этой болезни в наши дни – какая-то редкостная экзотика. Увы, это очень опасное заблуждение: не понимая всего коварства сифилиса и других венерических болезней и не соблюдая меры предосторожности, люди повышают для себя риск заражения.

О том, как происходит заражение сифилисом и как правильно защититься от него, читайте в отдельном материале.

По материалам polovye-infekcii.ru

Вот и поутихли страсти по святому Валентину. Самое время посмотреть на страсть более трезвым взглядом. Не всегда дары Венеры радуют. Если в наши дни за ночь любви вряд ли можно поплатиться носом — то для наших предков венерические болезни часто становились смертельным приговором.

Запоздало отдадим дань 14 февраля и начнем все-таки с романтики. Этот протез принадлежал женщине, которая утратила свой настоящий нос из-за сифилиса в середине XIX века. В то время присказка “Одно лечим — другое калечим” была особенно актуальна. От лечения ртутью женщина вдобавок к носу потеряла зубы и нёбо. Как вы думаете сложилась дальше жизнь несчастной? Стыд, депрессия и одинокая мучительная смерть? Как бы не так. Муж ее умер от болезни раньше, чем она. А потом согласно записям Королевского хирургического колледжа, у нее появился поклонник! После свадьбы она разыскала своего врача и продала ему этот металлический нос за 3 фунта! Новый возлюбленный любил ее даже безносой.

Это уродство было, к несчастью, довольно частым явлением в те времена. Доктор медицинских наук и по совместительству известный блогер, Линдси Фитцхаррис, упоминает о викторианском клубе безносых. Одно английское издание писало 18 февраля 1874 года

“Мисс Санборн рассказала нам об одном эксцентричном джентльмене, у которого была прихоть — устроить вечеринку безносых людей. Для этого он приглашал отужинать всех несчастных, пораженных этим недугом, которых встречал на улице. Званый ужин состоялся в таверне, где он объявил о создании братства безносых”. Такие “вечеринки” проводились каждый месяц. Вплоть до скорой смерти основателя “братства”, который умер годом позже.

Как ни странно, в то время уже были презервативы. Они изготавливались из пленки животного происхождения и крепились шелковой лентой. Они были дорогими и очень неудобными, поэтому особой популярностью не пользовались.

Любопытно, что французы называли презерватив ‘la capote anglaise’ (английская накидка), а англичане — “French letter” (французское письмо). А еще конечно же они не были одноразовыми. И хотя презервативы со временем становились доступней, сифилис бушевал в Лондоне с XVIII по XIX век — т.е. в то время, когда уже можно было предохраняться!

Прежде чем углубиться в историю этой зловещей болезни, упомянем другие срамные хвори.

Первое записанное упоминание об этой болезни появилось в древней Греции. Отсюда, собственно, и происходит его название — Гиппократ писал, что оно обозначает “красться” или “ползти”. Самый древний способ лечения этой хвори заключался в прижигании раскаленным железом. С одной стороны такой способ ничем не объяснялся, а с другой — действительно задерживал распространение герпеса на соседние участки. Говорят, что император Тиберий на какое-то время даже запретил поцелуи на торжественных церемониях и мероприятиях.

В “Ромео и Джульетте” упоминаются волдыри «o’er ladies’ lips». А в XIX веке герпес вообще считали характерной чертой проституток и называли “профессиональным заболеванием женщин”. В том же веке болезнь была условно разделена на 3 вида — ‘herpes simplex’, ‘herpes miliaris’ и ‘herpes exedens’. Вирусом же герпес признали только в 40-е годы прошлого века.

Впервые упоминается у римлян, древних иудеев и арабов. Слово происходит из древнегреческого и обозначает “семенная жидкость”. Возможно, такое название объясняется тем, что римский врач Гален в 130г. н.э. описал эту болезнь как “непроизвольное истечение семени”. “Засветилась” эта хворь не где-нибудь — а в самой Библии. Там она упоминается как один из источников ритуальной нечистоты.

Сомнительные способы лечения варьировались весьма широко. Как пишет один источник, от уксуса и розовых лепестков до инъекций нитратом серебра. По-настоящему действенные лекарства появились только в прошлом веке.

Самая печально известная срамная болезнь получила свое название весьма поэтичным образом. Итальянский врач и поэт, Джироламо Фракасторо, который жил в 16 веке, написал в 1530 году поэму на латыни. Посвящена она была не прекрасной даме, а пастуху Сифилусу. Как можно догадаться по его имени — ничего хорошего с ним не произошло. Называлось сие творение в переводе на русский “Сифилис или французская болезнь”.

Любопытно, что разные народы пытались свалить на соседей происхождение болезни. В Италии, Польше и Германни он был “французской болезнью”. Во Франции — “итальянской”, в Голландии “испанской”, а в России “польской”. Хотя, Вчеразавру доводилось читать применимо к сифилису старинное русское выражение “французский насморк”. Любопытно, что турки называли его “христианской болезнью”. Словом, ни одна страна не хотела мириться с ролью родины этой страшной болезни.

О происхождении сифилиса ученые до сих пор не могут прийти к единому мнению. По мнению одних — сифилис был занесен в Европу моряками, возвращавшимися из Америки на кораблях Колумба. Историк Альфред Кросби считает, что бактерии проникли на материк вместе с переселенцами, которые пересекли десятки тысяч лет назад Берингов пролив. С ходом времени микроорганизмы видоизменялись и превратились в разновидности схожих заболеваний.

Другая часть ученых считает, что сифилис был в Европе изначально. Они считают, что симптомы заболевания в третичной форме описаны еще Гиппократом. По мнению сторонников теории некоторые скелеты, найденные в Помпеях и Метапонто, имеют признаки конгенитального сифилиса. Тоже самое касается найденного в 2015 году в Австрии скелета, который принадлежал человеку, жившему в XIV веке. Дуглас У.Оусли, физический антрополог Смитсоновского университета, считает, что многие средневековые случаи проказы были на самом деле сифилисом.

Сейчас человечество различает сотни болезней и их подвидов. Тогда же, как ни странно, все венерические болезни считались одной. И даже иногда путались с не венерическими. Так в XVI веке сифилис кое-где считали разновидностью оспы. Так как он тоже начинался с высыпаний. Сифилис называли великой оспой, а настоящую оспу — малой. В этом кроется ирония, ибо оспа была гораздо более смертоносной болезнью на тот момент.

Человеку свойственно все приукрашивать и эта болезнь, приводящая к уродству и сумасшествию иногда получала весьма галантные имена. Чего стоит названия “болезнь Купидона” или “черный лев” — так называли язвы английские солдаты, которые заразились сифилисом в Португалии. И уж упаси боже по незнанию просить возлюбленного подарить вам “ожерелье Венеры”. Звучит очень красиво, а вот выглядит не очень!

В обществе, которое не имело понятия о вирусах и возбудителях заболевания, бороться с болезнями было сложно. Проще было иметь дело с их последствиями. Допустим, нос уже потерян — но жизнь-то продолжается! Вот лекари и выдумывали хитроумные приспособления, чтобы скрыть последствия болезни.

Большую услугу жертвам сифилиса оказал Гаспаре Таглиакоцци — итальянский анатом и пионер пластической хирургии. Да-да, она была уже тогда. Он жил опять-таки в XVI веке. Таглиакоцци внедрил новаторскую на то время технологию — хотя она была известна еще в древней Индии. Суть ее заключалась в том, что надрезался лоскут кожи, в данном случае на руке — и пришивался к носу. Этот лоскут не отрезался от руки до конца, а оставался как бы на “ножке”. Кровеносные сосуды продолжали его питать. Со временем он приживался на новом месте, и его можно было отделить от руки. До этого времени пациент должен был носить такую неудобную и громоздкую конструкцию.

Несмотря на бесчисленные попытки, эффективное лекарство от сифилиса так и не было найдено до нашего времени. Начиная с 1025 года, когда Авиценной был написан “Канон врачебной науки”, ртуть употреблялась как лекарством от сифилиса. Кстати это один из козырей тех, кто считает, что болезнь была в Европе еще до путешествия Колумба.

Первая задокументированная эпидемия сифилиса в Старом Свете произошла в 1494 году в Неаполе во время французского вторжения. Поэтому итальянцы и называли сифилис итальянской болезнью. В 1496 году вернонский врач Джорджио Саммарива записан как первый европейский медик, который лечил ртутью сифилис. Хотя наверняка у него были и предшественники, о которых не осталось записей.

XVI век, который так или иначе уже не раз фигурировал в статье, ознаменовался множеством новшеств в борьбе с этой заразой. Например, возросло количество способов ртутного лечения. Это вещество втирали в кожу, им обмазывались и даже употребляли внутрь. Была также “фумигация” — когда больной подвергался воздействию ртутного пара различными способами. Например, сидя на подобии сиденья с дыркой, под которым находилась испаряющаяся под воздействием жара ртуть. К счастью, в большинстве способов голову защищали от воздействия ртути.

Почему-то считалось, что обильное слюноотделение, которое вызывает ртуть, способно победить болезнь. Это надуманное достоинство такого лечения, а вот недостатки у него были вполне реальные. Пациенты теряли зубы, а их десна кровоточили и покрывались язвами. Это не мешало использовать ртутное лечение еще в XIX веке. Даже в качестве инъекций.

Сторонники теории, что сифилис прибыл в Европу вместе с кораблями Колумба дополнительно лечились растительными препаратами. Они полагали, что раз господь изначально “поселил” эту хворь в Америке — то и лекарство от нее должно находиться там же. Чудо-средством от сифилиса было признано дерево гваякум, которое растет на Гаити. В 1525 году испанский священник Франциско Деликадо, который сам страдал срамной болезнью написал трактат о пользе гваякума. Вреда от такого лечения не было никакого. Как впрочем и пользы. Другими столь же бесполезными лекарствами были смилакс и фиалка трехцветная.

Учитывая плачевное влияние сифилиса на внешность, его следы становились видны окружающим довольно скоро. Больные становились изгоями общества, так как считались виновными в сексуальной невоздержанности. И это несмотря на то, что сифилис передается не только половым путем, но и бытовым, а также от матери ребенку.

На портрете ниже — жертва именно такого вида сифилиса, который называется конгенитальным. Жерар де Ларесс, изображенный Рембрандтом Харменсом ван Рейном, был художником и теоретиком искусств. К несчастью, сифилис не только изуродовал его еще с рождения, но и впоследствии ослепил.

На игривой иллюстрации ниже обыгрывается название ртути по-латыни — меркурий. Надпись гласит «Минута с Венерой. Год с Меркурием!»

По материалам pikabu.ru

Освобождение крестьян и их миграция в города привели к вспышке эпидемии сифилиса в России. В 1880-х этой болезнью были поражены до 20% горожан, а крестьяне-отходники несли сифилис в деревню

К 1894 году губернии и области Росси по степени распространения сифилиса можно было разделить на три группы. К первой относились те, где больных было более 5%, это Смоленская, Псковская, Рязанская, Воронежская, Тамбовская и др. Ко второй группе относились местности с числом сифилитиков от 5 до 3%, это Орловская, Новгородская, Вологодская, Костромская, Тверская, Подольская, Тульская и др. Остальные относились к третьей, с числом менее 3%.

Сифилис не щадил ни сословия, ни пол, ни возраст, ни местности. От болезни страдало 24% всей интеллигенции. Не менее 71% беременных сифилитичек рожали мёртвых младенцев или детей, умиравших в первый год жизни. Местами этот показатель достигал 86%. Врачи отмечали, что к концу XIX века болезнь стала поражать более ранний возраст – от 15 до 20 лет.

Степень распространения сифилиса в войсках, как в среде во всех странах и местах более или менее однородной и живущей везде при одинаковых условиях, было принято считать мерилом степени распространения сифилиса в народе.

В 1861 году в московском военном госпитале сифилитики составляли 7% общего числа больных, в 1864-м их было 25%, в 1866-м – более 50%. В 1869 году в среде московских войск, численностью 12.929 человек, было 1456 (11%) сифилитиков. Если учесть, что в распространении болезни 10-процентный показатель считается предельным, применительно к данному случаю можно считать ситуацию эпидемической. Причину такого резкого скачка связывали с расквартированием в Москве воинских соединений, в числе которых 2/5 всего числа сифилитиков прибыло из Финляндии.

В течение лета 1881 года консультант главного военно-медицинского управления по венерологии В.Тарновский посетил венерические отделения ряда госпиталей Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, Одессы, Варшавы и Вильно. По сведениям профессора, с 1870 по 1880 годы в Московском госпитале на всех венериков приходилось 32% сифилитиков, в Киевском – 34%, в Варшавском – 30%, Виленском – 42%. Солдаты, пользуясь услугами женщин лёгкого поведения, легко получали болезнь в кабаках, трактирах, бульварах, рощах и даже в открытом поле.

Зарубежная и отечественная литература считала проституцию главным источником сифилиса, ей отводили до 70-80% случаев заражений. Например, в 1852 году среди 1261 московских проституток сифилитичек было 837 (66%) , в 1869 году – 44,5% их состава. По наблюдениям академика В.Бехтерева, из 500 мужчин в 86% случаев заразились сифилисом от проституток.

Как правило, заразившийся мужчина, посещал проституток до тех пор, пока болезнь не заставляла его обратиться к врачу. Считалось счастливым случаем, если совершенно здоровая девушка из хорошей семьи, вступив в брак, не заражалась какой-нибудь болезнью от своего мужа. «Целый ряд людей явно психически больных постоянно вносили в проституцию сифилис и другие венерические болезни. Запойные пьяницы, больные на начальном периоде прогрессирующего паралича, с временно повышенным самочувствием и усилением полового влечения. Старики с развивающимся слабоумием и болезненным усилением похоти, избиравшие своих жертв из числа самых юных, нередко малолетних», – писал А.Ге.

Но доминирующая роль проституции в распространении сифилиса подвергалась сомнению. В эпидемии страшной болезни виновником являлся весь народ.

Распространению сифилиса способствовали отхожие промыслы. Отход – промысловая деятельность лиц крестьянского и мещанского сословий вне места их постоянного жительства. Невозможность заработать дома заставляла многих оставлять семью и отправляться в различные промышленные и торговые центры, города, на пристани и т.п., в выходе из деревни на далёкие промыслы виделся единственно спасительный исход.

Исследователь влияния отхожего промысла на санитарное положение России М.Уваров отмечал, что в 1885 году сельское население 50 губерний европейской части России, без Польши и Финляндии, составляло 71 млн. 424 тысячи душ обоего пола. Для обработки удобных для земледелия площадей требовалось 88 млн. селян, следовательно, в России существовал недостаток в 17 млн. человек, но из 220 млн. десятин удобной земли под посевами находилось 63,4 млн., то есть не многим более четверти всех угодий, для обработки которой, требовалось 27 млн. человек.

Работоспособные сельские жители составляли 35 млн. 712 тысяч душ, таким образом, имелся излишек в 8 млн. 522 тысячи сельских рабочих, часть из которых находила себе применение в различных промыслах. Уваров свёл данные по 126 уездам 20 губерний европейской части России, и, пользуясь сведениями канцелярии Комитета Министров, пришёл к выводу, что из 18 млн. взрослых мужчин уходили на промыслы 4,5 млн. в возрасте от 18 до 60 лет, в основном люди семейные. Во многих губерниях отходники составляли от 30 до 60% взрослого мужского населения.

Женский неземледельческий отход являлся более продолжительным, чем мужской. Женщины, отправлявшиеся на отхожие промыслы самостоятельно, по отдельным паспортам были преимущественно свободные.

Отходники вступали в беспорядочные половые связи, пользовались проституцией. По данным профессора А.Ге, за 1880 год в Казанской губернии заразились сифилисом вне места своего основного проживания 31,8% мужчин. Из больших городов, сёл и фабрик крестьяне заносили сифилис в свои семьи.

Распространению сифилиса способствовало пьянство, напрямую связанное с развратом. Сами больные свидетельствовали, что при некоторых дешёвых ночлежках имелись конуры, где выпивший лишнюю рюмку простолюдин за несколько копеек мог найти удовлетворение своим половым инстинктам. Недорого предоставляли свои услуги фабричные работницы, солдатки, жившие без мужей, прислуга, торговки ситниками, грушами, бродяжки, приходившие по праздникам из окрестных селений в город.

По исследованиям М.Кузнецова из 1368 человек суммарного количества венерических больных в женском сифилитическом отделении московской больницы для чернорабочих с 1856 по 1869 годы наибольшее число приходилось на следующие профессии: кухарки 34,8%, горничные 15,4%, чернорабочие 15,3%, фабричные 13,2%.

Для изучения условий, при которых распространялся сифилис, заведующий Грузинским лазаретом в Новгородском уезде доктор В.Михайлов в 1892 году провёл специальные исследования. Вверенный ему лазарет обслуживал 34.140 крестьян трёх волостей Новгородского уезда. В течение 1892 года из всех 5138 амбулаторных больных было 236, или 4,6% сифилитиков. Наибольшее их число относилось к Грузинской волости. Через неё проходила дорога в город Тихвин, привлекавшая странников, шедших на богомолье в Тихвинский монастырь. По реке Волхову во время навигации проплывало много барок. Около села Грузина находились две большие и несколько малых спичечных фабрик. В самом селе стоял батальон пехотного полка. В этой волости проживало много высланных из Петербурга, состоявших под надзором полиции разных личностей.

«Воротами», через которые входил сифилис, являлись люди, постоянно менявшие место пребывания: город на деревню и обратно. Михайлов описал 56 больных кондиломатозных, свежих форм сифилиса, наиболее опасных в отношении заражения, среди них 11, заразившихся половым путём, из которых две крестьянки 25-ти и 41-го года, получившие болезнь от своих мужей, служивших приказчиками у лесопромышленников и приезжавших домой на побывки.

Исследователь обратил особое внимание на то, что сифилис распространялся в деревне очень быстро и преимущественно не половым способом. Так, Михайлов упоминает факт заражения сифилисом в одной семье 9 человек из 12 в течение двух лет.

В распространении сифилиса быт крестьян действительно играл большую роль: непонимание болезни, скученность семей, обычай отсасывать грудь губами повитух, совместное употребление пищи, кормление детей пережёванной едой, употребление одной трубки и папиросы, были известны случаи заражения через оспопрививание. В народе к сифилису относились довольно просто, чаще всего его принимали за пустяк, простуду или золотуху, приписывали силе чар и волшебству. Нередко больные поступали в больницы, выдержав полный курс лечения у знахарей.

Ситуацию усугубляло то, что медицина в то время была не в состоянии лечить запущенный сифилис. Только в 1905 году немцами Ф.Шаудином и Э.Гофманом был обнаружен микроорганизм, возбудитель сифилиса – бледная спирохета, а серологический метод, предложенный А.Вассерманом в 1906 году, положил начало его диагностики. Победить эпидемию сифилиса в России уже советская власть смогла лишь к концу 1930-х.

(Цитаты: Надежда Мартыненко «Сифилис как главная причина начала регламентации проституции в России в середине ХIХ века». Вестник Волжского университета им. В.Татищева, №4, 2010)

Ещё в Блоге Толкователя о жизни простого народа в Российской империи:

В 1897 году американский журналист Джозайя Флинт несколько месяцев в обличье бродяги путешествовал по России. В своей книге «Хобо в России» он описывает мир «горюнов» – профессиональных нищих, отмечая их кастовую сплочённость и изощрённость в добывании денег.

Русский образованный и европейский класс в начале ХХ века составлял всего 3-4 млн. человек, и он наивно перенёс свои представления об идеальном обществе на народ. В итоге сбылось пророчество Макса Вебера: «От романтического радикализма социалистически-революционной интеллигенции России – короткий путь в авторитарно-реакционный лагерь».

Русская интеллигенция, начитавшись вольтерьянско-руссоистского бреда, никак не может понять, что социальный генотип российского народа совсем другой, и скрестить волка с с зайчиком не представляется возможным.
Кроме того, не одни и гены предопределяют развитие организма, важней подчас биофизическая среда, в которой развивается организм, его инстинкты и мышление.

По материалам wowavostok.livejournal.com

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector