Герцен всю россию охватил сифилис патриотизма


Дворянство, литераторы, ученые и даже ученики повально
заражены: в их соки и ткани всосался патриотический сифилис.
Александр Герцен. “Колокол” .1864

ГЕРЦЕН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ (1812, Москва — 1870, Париж), писатель, публицист, философ. Псевдоним Искандер.

Мы не рабы любви нашей к родине, как не рабы ни в чем.
______________________
Почем знать, что какое-то слово не падет каплей дрожжей в эти сонные миллионы и не поднимет их к новой жизни?
___________________
Вечно угрюмые постники мне всегда подозрительны; если они не притворяются, у них ум или желудок расстроены.
_______________
Если бы в России строго выполнялись все законы и никто не брал взяток, жизнь в ней была бы совершенно невозможна.
А. Герцен

Петр Михайлович, старший сын моего великого друга, подарил мне два экземпляра — фотографические портреты апостола Александра Ивановича Герцена.
Тарас Шевченко

Александр Иванович Герцен. Разрешите представиться. Кажется, в вашем доме. Вы как хозяин в некотором роде.
Изволили выехать за границу? Здесь пока что случилась неприятность.
Александр Иванович! Барин! Как же быть? Совершенно не к кому обратиться.
О. Мандельштам

Вдруг явился этот “побочный сын” уральского золотопромышленника Яковлева и какой-то гувернантки-немки*. В “побочности” Герцена, кажется, и заключается “червяк”: “между своими”, несмотря на миллион и папашу, он не мог быть “равным”, — и он решил “скакнуть книзу”, “в демократию”, чтобы среди нее быть уже несомненно первым.
Так появляется “в июле нашей литературы” гениальный выкидыш, который, как “кукушка в чужом гнезде”, расталкивает лежавших в гнезде чужих, не родных ему, детенышей.
____________________
Маркс и Лассаль производили Прудону обрезание и благополучно окончили. Прудон в это время обеими руками делал сам какую-то гадость, которую нельзя назвать. Когда они ушли, то на земле осталось что-то мокрое, белое и красное и вонючее.
Это мокрое называется социализмом.
На востоке жили свиньи. Увидя грязное и мокрое, они немедленно поспешили на это место. Впереди всех бежал Герцен.
______________________
Чего я совершенно не умею представить себе — это чтобы он запел песню или сочинил хоть в две строчки стихотворение.
________________________
Именно он есть основатель политического пустозвонства в России.
________________________
Русская революция или, скорее, «русский протест» взял в Герцене неверную ноту, слишком высокую ноту, — фистулой и поднявшись на цыпочки пальцев. Но уж нельзя в середине «спустить тон»: получится какофония и невозможное. Так в Герцене, собственно, не зародилась, а погибла русская революция, с тех пор кричащая петушком и топчущаяся на одном месте, с его франтовским лозунгом: «Ни пяди назад!» «Мы, русские, на м;ньшем не помиримся».
И едят, бедные, селедочку, запивая водочкой, ночуя с «курсихой», и завтра надеясь проснуться в заре торжествующего социализма.
В. Розанов

В книге “Былое и думы” Герцен пишет о своей дружбе с Огаревым, что первая дружба похожа на первую любовь, что там и застенчивость, и безусловная преданность, и ревнивое желание исключительности, и мучительная тоска при разлуке. Типичные эмоции молодого педераста. Огарев был у Герцена таким же миньоном, как Энгельс у Маркса.
__________________________
Первая жена Герцена Н.А. Захарьина была дочерью брата его отца А.А.Яковлева, то есть двоюродной сестрой Герцена. Кровосмешение, Фараоновы браки. В результате от этого брака у Герцена было трое мертворожденных детей. Позже он женился вторым браком на бывшей жене своего миньона Огарева. А потом дочь Герцена от этого брака покончила жизнь самоубийством. Чертова карусель!
Г. Климов

По материалам www.proza.ru

Может, и разбудили его декабристы, но крышевал Ротшильд

В этом году исполнилось 200 лет со дня рождения Александра ГЕРЦЕНА — известного писателя и влиятельного публициста XIX века. Среднему и старшему поколению о нем рассказывали в школе. В памяти всплывает фраза ЛЕНИНА: «Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию». Однако, окинув свежим взглядом жизненный путь литератора, приходишь к выводу – это сомнительный пример для подражания. Зато по его биографии можно было бы снять сочный эротический триллер.

В наше время Герцен мог бы стать популярным блогером. Писал он превосходно! «Радищев с Чернышевским ему в подметки не годятся!» — утверждали критики-современники. Сам Бисмарк, «железный канцлер» Германии, учил тонкости русского языка по газете «Колокол», издаваемой Александром Ивановичем и Н. П. Огаревым за границей. Но начнем, пожалуй, с личной жизни.

Грешил и каялся

Зигмунду Фрейду было бы интересно с таким пациентом. Тут сплошные комплексы и пикантные сексуальные приключения, измены и внебрачные дети.

Герцен был незаконнорожденный, что в те времена считалось «неприличным». И хотя любвеобильный папа-оберпрокурор дал нашему герою хорошее образование, Саша сильно переживал из-за своего положения. Самым близким ему человеком с детства стала двоюродная сестра Наташа Захарьина – тоже, представьте, незаконнорожденная. Он был старше её на пять лет и по-братски опекал. Забегая вперед, скажем — они поженятся.

Когда молодого Герцена выслали в Пермь, а затем в Вятку за вольнодумство и дружбу с «неблагонадежным элементом», Герцен писал родственнице возвышенные письма: «Когда же мы увидимся? Где? Все это темно, но ярко воспоминание твоей дружбы; изгнанник никогда не забудет свою прелестную сестру».

В ссылке наш герой не скучал. В частности, будучи в Вятке, он соблазнил супругу 50-летнего чиновника – 25-летнюю Прасковью Медведеву (ему самому 23). Потом, как истинный интеллигент, раскаялся и стал ныть в письмах к любимой кузине: «Опостылели мне эти объятья, которые сегодня обнимают одного, а завтра другого, гадок стал поцелуй губ, которые ещё не простыли от вчерашних поцелуев. Мне понадобилась душа, а не тело».

Наташа рада была его утешить: «Говори, говори, пиши, сколько можешь, сколько нужно к твоему облегчению, переливай все в мое сердце, оно не померкнет, не изноет». Ну как на такой не жениться!

«Низкоеврейский характер»

Невесту Александр фактически похитил из дома тетки-опекунши, которая хотела выдать её замуж за престарелого генерала. Все обошлось: они обвенчались, родился сын. Карьера пошла в гору. Но Герцен опять все портит — в его перехваченных письмах найдут какую-то крамолу. И вновь ссылка, теперь в Новгород.

Опальный Александр начал пить, развратничать. Оприходовал даже горничную Катерину, которая, получив отставку, наябедничала жене. У той от переживаний три последующие беременности закончились трагически.

В 1846 году умирает отец Герцена, оставив ему полмиллиона рублей, фантастическое состояние. Несметно богатый литератор переезжает за границу. И начинает издалека страстно любить Родину. А к жене меж тем подбирается другой «романтик».

Семья сходится с модным немецким поэтом Георгом Гервегом. Мразь, надо сказать, редкостная. Герцен содержал все семейство Гервега, а тот спал с его женой. Впрочем, чего Александр Иванович ожидал? Это же, как ему впоследствии пытались растолковывать интеллектуалы-социалисты, «прообраз поведения нового человека, свободного от чувства собственности и буржуазной морали».

Начав подозревать супругу в адюльтере, Герцен попытался с ней объясниться. А та несла какую-то чушь про «духовный брак втроем». В конце концов Герцен откупился от постылого семейства Гервегов, передав жене поэта Эмме (она знала о романе!) большие деньги.

Но негодяй не угомонился. Он предал огласке письма Натальи. Та ответила также письменно: «Мое увлечение было велико, слепо, но ваш характер вероломный, низкоеврейский, ваш необузданный эгоизм открылись во всей безобразной наготе своей во время вашего отъезда». Окончательно супругов примирила страшная трагедия – гибель в кораблекрушении матери Герцена и их сына-инвалида Николая.

Жена-кузина Наталья ЗАХАРЬИНА

Полюбилась жена друга

Но это не последний любовный треугольник в жизни классика. Уже в зрелые годы, после смерти жены-кузины (она умрет во время очередных родов, а всего из шестерых детей в этом браке до взрослого возраста доживут лишь двое), он сойдется с Натальей Тучковой, женой, на минуточку, своего лучшего друга – литератора и революционера Николая Огарева. Герцен старше её на 16 лет.

Дамочка была редкостной стервой, с ней наш герой был несчастен, хоть та и родила ему троих детей, которые носили фамилию официального супруга. Последний, к слову, с другом не рассорился — он обрел счастье в объятиях английской проститутки. Вот каковы были нравы «передовых людей» XIX века!

Однако, кроме секса, соратники ещё и занимались активной общественно-политической деятельностью. А именно: издавали в 1857 — 1867 годах в Лондоне и Женеве газету «Колокол». В ней печатались стихи Лермонтова, Некрасова, отрывки из «Былого и дум» Герцена. Издание одно время читали даже в Зимнем дворце. Многие считали критику Герцена царского правительства справедливой и своевременной. Но вскоре эмигрант-литератор наглядно показал, как он «любит» Родину.

«15 марта 1854 года Англия и Франция объявили войну России – началась Крымская война, где будут кровавые схватки и героическая оборона Севастополя, – пишет публицист Николай Стариков. — А что Герцен? В материалах своих изданий он будет призывать русских солдат сдаваться. Когда начнется восстание в Польше, русских начнут там просто вырезать – герценовский «Колокол» полностью встанет на сторону поляков. Логика проста – Россия всегда и во всем виновата».

Картина «Отстоим Севастополь» Василия НЕСТЕРЕНКО

Крымская война, помимо безусловного героизма русских солдат, показала, к сожалению, технологическую и экономическую отсталость России от её военных противников. Однако желать своей родине поражения, как это делал ГЕРЦЕН, – просто отвратительно.

«Сифилис патриотизма»

О Крымской войне Герцен писал: «Россия охвачена сифилисом патриотизма». По поводу польских событий: «Стыдно быть русским!» Прямо хоть печатай в нынешних либеральных газетах, прекрасно ляжет. А сколько террористов-народовольцев находило вдохновение в двусмысленном призыве Герцена: «Нужно сначала расчистить поляну, а там разберемся!» Мыслитель был далеко – его не взрывали.

В связи с отказом вернуться в Россию из Европы, когда во Франции началась революция, на имущество писателя наложили арест. Хлопочет о возвращении денег барон Джеймс Ротшильд, у которого большие интересы в России. И добивается своего. Какие строки написаны в «Колоколе» под влиянием одного из самых зловещих семейств в мировой истории, теперь уже наверняка не узнать. Но Ротшильды, которые мечтали заполучить контроль над Государственным банком Российской империи, ничего просто так не делали. Как вам такой портрет гиганта мысли? Неудивительно, что нынешним школьникам Герцена в пример не ставят – слишком, мягко говоря, противоречивая фигура.

К слову, ярый критик крепостничества, он почему-то так и не дал вольную своим крестьянам, к чему, в частности, призывал его Достоевский. Борьба в сытой загранице за светлое будущее русского мужика гораздо важнее!

По материалам nstarikov.ru

Со школьной скамьи у меня вызывало недоумение и отторжение бытовавшее тогда в преподавании восхваление призыва Герцена: «к топору зовите Русь!» — у меня всё переворачивалось (и переворачивается до сих пор) при одной только мысли о таком бунте — с топорами и вилами.
На память сразу приходили слова другого классика: «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!». Это из повести (гл. 13) «Капитанская дочка» (1836) А. С. Пушкина (1799— 1837). В оригинале: Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный! Та же мысль, но более развернутая, содержится в «Пропущенной главе» повести, которая не вошла в окончательную редакцию «Капитанской дочки» и сохранилась только в черновой рукописи: «Не приведи Бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка». (academic.ru).

Ну не может тот, кого почитают за идеал и образец, чьи мысли возводят в канон — призывать к кровавой расправе.
Но этот — призывал. И считался каноническим идеальным образцом светлого борца за счастие.

И вот сегодня мне на глаза попалась статья Михаила Васильева о личной жизни «великого» «классика».

Кровосмешение и дикий блуд и свальный грех семьями — это, как впоследствии растолковывали интеллектуалы-социалисты, «прообраз поведения нового человека, свободного от чувства собственности и буржуазной морали».

Процитирую Михаила Васильева:

«15 марта 1854 года Англия и Франция объявили войну России — началась Крымская война, где будут кровавые схватки и героическая оборона Севастополя, — пишет публицист Николай Стариков. — А что Герцен? В материалах своих изданий он будет призывать русских солдат сдаваться. Когда начнется восстание в Польше, русских начнут там просто вырезать — герценовский «Колокол» полностью встанет на сторону поляков. Логика проста — Россия всегда и во всём виновата».

Картина «Отстоим Севастополь» Василия НЕСТЕРЕНКО.

Крымская война, помимо безусловного героизма русских солдат, показала, к сожалению, технологическую и экономическую отсталость России от её военных противников. Однако желать своей родине поражения, как это делал ГЕРЦЕН, — просто отвратительно

О Крымской войне Герцен писал: «Россия охвачена сифилисом патриотизма». По поводу польских событий: «Стыдно быть русским!» Прямо хоть печатай в нынешних либеральных газетах, прекрасно ляжет. А сколько террористов-народовольцев находило вдохновение в двусмысленном призыве Герцена: «Нужно сначала расчистить поляну, а там разберёмся!» Мыслитель был далеко — его не взрывали.

В связи с отказом вернуться в Россию из Европы, когда во Франции началась революция, на имущество писателя наложили арест. Хлопочет о возвращении денег барон Джеймс Ротшильд, у которого большие интересы в России. И добивается своего. Какие строки написаны в «Колоколе» под влиянием одного из самых зловещих семейств в мировой истории, теперь уже наверняка не узнать. Но Ротшильды, которые мечтали заполучить контроль над Государственным банком Российской империи, ничего просто так не делали.
Как вам такой портрет гиганта мысли?
Неудивительно, что нынешним школьникам Герцена в пример не ставят — слишком, мягко говоря, противоречивая фигура.

К слову, ярый критик крепостничества, он почему-то так и не дал вольную своим крестьянам, к чему, в частности, призывал его Достоевский. Борьба в сытой загранице за светлое будущее русского мужика гораздо важнее!

Кто желает, может прочитать полный текст статьи Михаила Васильева «Как рогоносец Герцен дважды предал Россию».

По материалам harlamenkov.ru

Патриотические видения истеричны, агрессивны и настойчивы. Они имеют свое мнение о длине дамских юбок и фасонах духовных скреп. Они могут дать команду завоевать Луну или «присоединить» озеро Чад, подняв на нем мятеж бегемотов.

Задача опытного патриота — не только исполнить такой приказ, но и транслировать услышанное тем массам, которые сами недостаточно хорошо «слышат свою родину», простершуюся от Зимбабве до Курил.

Следует помнить, что, помимо задач прикладных и промежуточных, у патриотизма всегда есть главная цель. Та самая, ради которой этот идеологический наркотик и закачивается стране в вены.

Она состоит в том, чтобы по первому же щелчку пальцев любого дурака в лампасах толпы мальчишек добровольно соглашались бы превратиться в гниющее обгорелое мясо. В том, чтобы перед очередной бессмысленной бойней ни у кого из них даже не возникло бы вопроса: «А за каким чертом»?

Патриотизм превосходно справляется и со второй своей задачей — поддерживать на должном уровне то свойство граждан РФ, которое и отличает их коренным образом от растленных европейцев.

Русский рождается, живет и умирает с коренной уверенностью, что государство имеет полное и неотъемлемое право разорить его, изуродовать, убить и заставить кланяться любому идолу.

Если бы не эта вбитая в каждую голову «святость власти», то в 37-м товарищей в кожанках везде встречали бы вилами и огнем дробовиков, а не позорной покорностью.

Ведь это именно она (покорность) сгоняла миллионы в лагеря и могильные рвы. НКВДшники и вертухаи лишь обслуживали это главное национальное свойство — добровольное признание всевластья железного лаптя Кремля.

Сегодня глупое население не всегда понимает, почему оно должно жертвовать детьми и жизнью ради голубизны министерских бассейнов на Майорке. Еще труднее объяснить гражданину, что его истинное предназначение — не жизнь и счастье, а комфорт разговорчивых иждивенцев с покупными дипломами, которые на Охотном ряду чревовещают от имени России.

Разумеется, комфорту попов и депутатов надо придумать убийственный сакральный псевдоним.

Если все цинично назвать своими именами, то ползанье с выпущенными кишками может не доставить гражданину того морального удовлетворения, которое, возможно, было у героев последних войн.

Такой псевдоним есть: это волшебное слово «родина». А к нему обязательно прилагается аккуратная оговорочка, что «родина — это одно, а государство — это другое».

Но «родина» в таком случае является абсолютно абстрактным понятием, с которым в реальности пересечься невозможно. На самом же деле меж понятиями «родина» и «государство» никакой осязаемой черты нет. Это старый проверенный трюк. Прекрасной иллюстрацией его эффективности служат попы. Они призывают субсидировать их абстрактного бога, но пожертвованное сразу превращают в икорку и «Лексусы».

По тому же принципу придумана и «родина».

Объектом любви и благоговения объявляется не реальная, полная кошмаров страна, а некая абстрактная Россия. В ней никто никогда не жил. Ее никто никогда не видел. Но именно ей — невидимой, неосязаемой и прекрасной, следует приносить себя в жертву по первому же свистку чиновника, насмотревшегося патриотических галлюцинаций.

Но тут возникает конфуз, который особенно хорошо заметен сегодня.

Когда вы ласкаете абстрактную Россию, эрекция возникает у «Единой».

По материалам miggerrtis.livejournal.com

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Adblock
detector